Выборы 2024

Тлек Башпанов: Афганистан болит в моей душе.

9:45 8 апреля
905
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться


Автор Сергей ГАШНИКОВ

15 февраля - День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Это официальная памятная дата в России.
В 2022 году он проходит 12-й раз. В этот день в 1989 году закончилась война в Афганистане, которая длилась долгих 9 лет. Война, изменившая судьбы множества семей, оставившая вечный отпечаток на их истории. Эта война была особенно сложной, свыше 14 тысяч потерь на боевом фронте. Но отзвуки трагедии еще долгое время сопровождали воинов - в результате болезней и контузий около 6 тысяч защитников скончались после окончания военных действий.
Прошло время, но рана в сердцах воинов и их родных и близких не заживает. Поэтому в 2010 г. было решено официально установить праздник, который не только напомнит о погибших воинах в Афганской войне, но и о всех воинах-интернационалистах, участвовавших в военных конфликтах за границей Родины.
По официальным данным, в войне приняли участие свыше полумиллиона военных, хотя эти цифры могут быть занижены. За время существования СССР различных военных конфликтов было около 100, но ни один из них не выделялся такой жестокостью и такими трагическими последствиями.
Не каждого из ветеранов, прошедших службу в Афганистане, удается уговорить рассказать о том времени, о боевых операциях на высотах Гиндукуша или Панджшера, в ущельях Хоста или Пагмана, в «зеленке» Чарикара или Кандагара. И понятно почему: за многие годы зарубцевались не только их физические, но и душевные раны. А воспоминания заставляют переживать, возвращают в прошлое.
Вот и сейчас, встретившись с Тлеком Бакашевичем Башпановым, я попросил вспомнить его о том тяжелом периоде. Он помнит все операции, в которых участвовал в Афганистане.
Родился герой моей статьи 9 июня 1961 г. в п. Красноозерный Дергачевского района. Вырос в семье фронтовика. Отец был пулеметчиком в Великой Отечественной войне с 1942 по 1945 гг. Тлек окончил среднюю школу, затем курсы на «К-700» в СПТУ № 2, а в апреле 1979 г. призвали служить в Советскую Армию. Ему еще не исполнилось в то время и 18 лет.
- Провожали меня и еще 15 ребят из нашего района на перроне станции Алтата поездом Челябинск - Саратов под гармошку. Когда прибыли на призывной пункт в Саратов, всех распределили в разные части. Тогда я и представления не имел, в какой род войск попаду. Из Саратова меня направили в учебную танковую часть г. Куйбышева, думаю потому, что в совхозе «Восход» работал на сеялках, штурвальным на комбайне, бороновал на тракторе «ДТ-75», пришлось поработать и на «К-700». Стал наводчиком орудия танка Т-55. После учебки отправили в танковый полк в Украину (г. Гончаровск Черниговской области). Как-то ночью нас подняли по тревоге и поездом отправили в Термез (самый южный город Узбекистана). Мы тогда и не знали, куда нас везут. В Термезе нам выдали оружие и прикрепили минометчиками к 103-й отдельной гвардейской воздушно-десантной дивизии. Вскоре транспортным самолетом отправили в г. Баграм, расположенный в 60 км к северу от г. Кабула Демократической Республики Афганистан.
Как и многие мои ровесники, я хотел служить в армии. Наше поколение выросло на фильмах и книгах о подвигах героев Великой Отечественной войны. В советское время в школах огромное внимание уделялось начальной военной подготовке. Но не думал я тогда, что в мирное время придется воевать.
В Афгане я встретил своих земляков: из Дергачей Владимира Печенова и Серика Утигалиева из п. Мирный. Разместили нас в палатках. Служил минометчиком, принимал участие во всех боевых операциях. Снаряжение, которое я нес на себе, составляло около 60 кг (опорная плита, мины, автомат и боекомплект к нему, каска, бронежилет и др.). Передвигаться с такой амуницией было очень тяжело.
Мы воевали вместе с десантниками. Там, где не пройдет танк, артиллерия, там пройдет минометчик. Освобождали кишлаки от душманов. Во время очередной операции БТР подорвался на мине, получил контузию. Лежал в госпитале.
Был и такой случай. Наши летчики обнаружили в одном из ущелий караван, а там засели душманы. Они из разных видов оружия стали обстреливать нашу «вертушку» и подбили. Вертолет наш был секретным. Летчикам удалось посадить его. Им на помощь вылетели еще несколько машин. В это время меня уже выписали из госпиталя. Я и двадцать пехотинцев-десантников в сопровождении одного танка и трех БТРов выдвинулись на выручку нашим боевым товарищам. Со мной были Серик Утигалиев и Турсун Кадралиев. Думали, выручим летчиков и назад в расположение части, но не тут-то было. Завязался продолжительный бой, затянувшийся на два дня. В это время душманы сбили еще один наш вертолет, но летчики остались живыми.
Так как вертолет был секретный, пришел приказ взорвать его. Подвезли взрывчатку, летчики помогли заминировать и уничтожить машину. Ребята нам говорили, что сверху караван хорошо был виден, и они насчитали около 300 душманов, с которыми нам и пришлось воевать.
Пока шел бой, боевики успели заминировать нам дорогу, загромоздили деревом проезжую часть. Первым прошел через преграду танк, за ним - три БТРа. До кишлака оставалось около 6 км, надеялись, что на сегодня все, отвоевались. Но когда стал проезжать первый бронетранспортер, раздался большой силы взрыв. БТР наклонило на бок, раскрыло нижнюю обшивку. В это время я с ребятами был во втором БТРе. Мы решили посмотреть, что случилось. Серика Утигалиева отбросило взрывной волной на 15 метров. Было страшно, потому что обычно после взрыва с гор начинали работать снайперы. Нам тогда повезло, оказывается, до этого местность обстреляли наши «вертушки», и было тихо.
У Серика была сломана нога, он даже не мог сдержать слез. Говорю ему: «Терпи, не плачь». А он: «Да я не из-за того плачу, что больно, а оттого, что автомат потерял». Нашел я его в противоположной стороне. После госпиталя Серика комиссовали. Он приезжал ко мне на гражданке в Красноозерный. Женился на моей однокласснице. Сейчас проживает в Новоузенске.
Попал в госпиталь и я. После выписки меня направили в танковый батальон в качестве наводчика орудия танка Т-62, - вспоминает Т. Башпанов.
Тлек Бакашевич за участие в боевых действиях был награжден знаком «Фронтовик», медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», нагрудным знаком «Воину-интернационалисту» и Грамотой Президиума Верховного Совета СССР воину-интернационалисту за мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан и многими юбилейными медалями. Демобилизовался Тлек Бакашевич в июне 1981 г.
- В тот момент я был рад, что закончилась служба, а я остался живым. До Ашхабада летел самолетом ТУ-134, до Дергачей добирался поездом. Решил учиться. Окончил Чимкентский гидромелиоративно-строительный техникум и какое-то время работал на заводе в г. Чимкент. Затем вернулся в родной поселок. Назначили в совхозе «Восход» заместителем директора по кормам, был механизатором в КФХ «Возрождение». Создал семью в 1986 г. С супругой Жанной воспитали и дали образование двум сыновьям. Старший Азамат служит по контракту в Российской Армии, младший Чингиз работает вахтой в г. Туле. Я тоже не сижу без дела. На данный момент являюсь аккомпаниатором в местном СДК, играю на гармошке. Участвую во всех сельских и районных мероприятиях, - сказал Т. Башпанов.
Тлек Башпанов во время выполнения интернационального долга в Афганистане был контужен и, как следствие, получил инвалидность. Но это не влияет на его активную жизненную позицию. Сегодня он поддерживает связь со своими сослуживцами, принимает участие во всех встречах воинов-афганцев в Саратове и Дергачах. Его часто приглашают в школу, где он встречается со школьниками, рассказывает о службе в армии и военных событиях в Демократической Республике Афганистан.
Когда Тлек Бакашевич в 2020 г. лежал в военном госпитале, через интернет познакомился с поэтессой из г. Москвы Аленой Морозовой, автором известных стихов об Афганской войне. Среди ее произведений есть одно замечательное стихотворение «Соль Афгана», которое она прислала Тлеку.
Соль Афгана
Нас всех объединяет НАШ АФГАН.
И он же нас порою и разводит.
Не исцелились мы от прошлых ран.
Противоречия до сей поры изводят.
Мы как-то не могли понять друзей.
Простить врагов мы не смогли
тем паче.
Съедает болью обиходность дней.
А ведь хотели вроде бы иначе...
Забыть нельзя. Мы разное прошли.
Всего хватало - мерзостей и гАдства!
Была и грязь, была желтуха, были вши!
Но было, в том числе,
и боевое братство.
Не нам судить Историю. - Векам.
Пусть часто посыпают душу Солью.
Но, кто-то ТАМ... делился ПОПОЛАМ...
Бедой и радостью, надеждой...
вместе с болью.